Halikov Hashimbek (hakikov) wrote,
Halikov Hashimbek
hakikov

Военная доктрина

Вое́нная доктри́на или Оборонная доктри́на — декларация о политике государства в области военной (оборонной) безопасности.

Это система официальных взглядов и положений, устанавливающая направление военного строительства, подготовки государства и вооружённых сил к войне, способы и формы её ведения. Основные положения военной (оборонной) доктрины складываются и изменяются в зависимости от политики и общественного строя, уровня развития производительных сил, новых научных достижений и характера ожидаемой войн
«Оборонная безопасность» — более широкое понятие, чем «военная безопасность». Она обеспечивается усилиями всей страны или государства с учётом не только военных, но и экономических, информационных и других факторов.

Доктринальные вопросы в том или ином виде находят отражение в различных документах:

— Конституция;
— Концепция национальной безопасности;
— Концепция внешней политики;
— различные законодательные документы мирного и военного времени («Закон о безопасности», «Закон об обороне», «Закон о воинской обязанности и военной службе» и другие);
— в боевых и общевоинских документах.
Важнейшие из доктринальных вопросов аккумулируются в основах Военной (оборонной) доктрины, например:

Угрозы безопасности и вытекающие из них оборонные задачи;
Политические и правовые основы Военной (оборонной) доктрины;
Военно-стратегические основы Военной (оборонной) доктрины;
Военно-экономические и военно-технические основы Военной (оборонной) доктрины.
Как системы принятых в государстве официальных взглядов военные доктрины есть в любом государстве. Документы, где эти доктринальные взгляды излагаются, могут называться по-разному (в России, Белоруссии, Казахстане — «Военная доктрина», в США — «Стратегия национальной безопасности» и «Стратегическая концепция NATO»,Военная доктрина Российской Федерации[править | править вики-текст]
Утверждение военной доктрины Российской Федерации — России находится в компетенции Верховного Главнокомандующего Вооружёнными Силами Российской Федерации — Президента России (п. «з» ст. 83 Конституции России).

Целостный и логически последовательный набор документов в области политики безопасности и внешней политики России был выработан в течение 2000—2001 годов: сначала была принята Концепция национальной безопасности, а потом, опираясь на её основные положения, были приняты Военная доктрина[3], Концепция внешней политики, Доктрина информационной безопасности, планы военного строительства.

В военной доктрине, принятой 5 февраля 2010 года[4][5][6], указаны следующие цели применения Вооружённых Сил Российской Федерации и других войск:

в крупномасштабной (региональной) войне в случае её развязывания каким-либо государством (группой, коалицией государств) — защита независимости и суверенитета, территориальной целостности Российской Федерации и её союзников, отражение агрессии, нанесение поражения агрессору, принуждение его к прекращению военных действий на условиях, отвечающих интересам Российской Федерации и её союзников;
в локальных войнах и международных вооруженных конфликтах — локализация очага напряженности, создание предпосылок для прекращения войны, вооруженного конфликта либо для принуждения к их прекращению на ранних стадиях; нейтрализация агрессора и достижение урегулирования на условиях, отвечающих интересам Российской Федерации и её союзников;
во внутренних вооружённых конфликтах — разгром и ликвидация незаконных вооружённых формирований, создание условий для полномасштабного урегулирования конфликта на основе Конституции Российской Федерации и федерального законодательства;
в операциях по поддержанию и восстановлению мира — разведение противоборствующих сторон, стабилизация обстановки, обеспечение условий для справедливого мирного урегулирования.
Предусмотрено, что Россия оставляет за собой право на применение ядерного оружия в ответ на использование против неё и (или) её союзников ядерного и других видов оружия массового уничтожения, а также в ответ на крупномасштабную агрессию с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование российского государства.
«ТАЙНАЯ» ДОКТРИНА ДЛЯ РФ

Нам не нужно иметь семи пядей во лбу, чтобы понять то будущее, которое эксперты США определили для РФ. Хотя это не пишется прямо в документе, но прекрасно читается «между строк».

Она должна стать полем боя. Ведь у РФ – большие запасы углеводородов в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, на шельфе сибирских мелководных морей вдоль трассы Севморпути. Между строк читается, что все это – объект борьбы двух держав: КНР и Америки. Саму Российскую Федерацию уже отпели. Она, по проступающему через многие ремарки документа мнению аналитиков Объединенного командования, активной роли играть в 2030-е годы уже не сможет.

Если наши предположения верны, то очень скоро могут последовать предложения некоего протектората для РФ со стороны Соединенных Штатов. Пробные «шары» уже катаются. Славный разрушитель СССР и радикальный демократ конца 80-х Гавриил Попов, например, уже выдал идею о создании мирового (читай – американского) правительства, которое должно взять под контроль ядерное оружие. Дословно предложения Попова звучат так:
«…Необходимо введение мировой гарантированной валюты, как это аргументированно предложил президент Назарбаев. Необходимо изъять из национальной компетенции и передать под международный контроль ядерное оружие, ядерную энергетику и всю ракетно-космическую технику. Нужна передача под глобальный контроль всего человечества всех богатств недр нашей планеты. Прежде всего – запасы углеводородного сырья. Под мировой контроль должна перейти охрана окружающей среды и мирового климата…»

Так что «нужные мысли» уже потихоньку внедряются в общественное сознание. В преддверии практически мировой войны – за мировые энергоресурсы. Заодно приготовлена и угроза: намек из США на то, что их ядерное оружие может быть нацелено на объекты «Газпрома», «Русала», «Роснефти» и других главных «валютных коров» Российской Федерации.

Подтверждается и другое наше предположение: США постараются «балканизировать» Евразию. Ибо это – еще и возможность захватить критически важные месторождения нефти и газа.
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ И ЗЕРНО
Американские военные провидцы не рисуют картины будущего мира в мальтузианском стиле, обезумевшим от голода. Успехи в генной модификации растений и домашнего скота позволяют надеяться, по их разумению, на новую «зеленую революцию». Однако продовольственная проблема будет острой в странах, где не хватает плодородных земель, а население быстро растет.
Главная проблема через четверть века будет состоять в распределении продовольствия. Сможет ли человечество быстро перебрасывать провиант в проблемные регионы? Объединенным силам наверняка придется участвовать в таких операциях, организовывая не только переброску продовольствия, но и обеспечение порядка в его распределении.
Другая проблема – это болезни, поражающие сельхозкультуры. Военные аналитики напоминают, что в 1954 году 40% урожая пшеницы в США было уничтожено болезнью почернения стеблей (black-stem disease). Новая версия этой болезни (Ug99) теперь распространяется в Африке и, возможно, может достичь Пакистана. И это крайне опасно (особенно из-за распространения одних и тех же культур по миру, подверженных одним и тем же болезням растений). Недуги, поражающие зерновые и картофель, в прошлом неоднократно вызывали голод, внешние и внутренние конфликты, приводили к коллапсам государственной власти. То же самое может быть и в 2030-е. Как показывает опыт, в зонах голода бывает полно вооруженных людей. И это усложняет задачи Объединенных сил на продовольственном поприще. Прогнозируются и конфликты из-за морских (рыбных) ресурсов, причем с применением боевых кораблей.
КИБЕР-УГРОЗЫ
Аналитики прогнозируют, что компьютеры к 2030 году по быстродействию превзойдут нынешние в миллион раз, а носимый iPod будет вмещать в себя огромные объемы информации – с Библиотеку Конгресса США. Возрастет и скорость передачи данных Все это дает новые силы не только армии США, но и террористам, и врагам Америки. Они получат возможность атаковать информационные сети Соединенных Штатов, сильно зависящих от информтехнологий. Кроме того, через четверть века Объединенным силам придется обеспечивать безопасность орбитальных систем США от атак вражеского оружия. Успешное уничтожение в 2007 году спутника китайской ракетой показало, что скоро у многих действующих лиц мировой политики в 2030-е годы будет противоспутниковое оружие.
Таким образом, впереди вырисовывается мир, сотрясаемый конфликтами не только за нефть и газ, но и за пресную воду. Конфликтами, переходящими в кибер-пространство и даже в космос.
СОПЕРНИЧЕСТВО «КОНВЕНЦИОНАЛЬНЫХ СИЛ»: ВЕРОЯТНЫЕ ПРОТИВНИКИ АМЕРИКИ
ВОЙНА ЗА НЕФТЬ – НА ПОРОГЕ?

Расклад у американцев таков: даже если брать консервативную оценку экономического роста, то добыча энергоносителей должна расти на 1,3% ежегодно. В 2030-х потребность человечества в них вырастет еще на 50%. То есть, каждые семь лет необходимо как бы создавать новую Саудовскую Аравию по объему добычи. Ведь к 30-м годам нефть, газ и уголь по-прежнему останутся локомотивом «энергетического поезда». А значит, добычу нужно нарастить с нынешних 86 млн баррелей в день до 118 млн. Уголь продолжит играть постоянно возрастающую роль в энергоснабжении развивающихся стран. И вообще, доля ископаемого горючего в энергобалансе 2030-х не опустится ниже планки в 80% (нефть и газ – 60%).

Удастся ли выдержать этот рост? Уже сейчас американцы озабочены нехваткой буровых платформ, инженеров и нефтеперерабатывающих мощностей. И если уже сейчас начать масштабные инвестиции во все это, результаты будут лишь через десять лет. А это – зримая угроза энергетического кризиса.

Как явствует из приводимых данных и графиков, возможности приращения добычи нефти в странах ОПЕК и в странах, в нее не входящих, весьма ограниченны. Нефтяные пески Канады обеспечат от силы 4 млн баррелей в день. Возобновляемые источники энергии и биотопливо, как считают военные США, покроют не более, чем 2% мирового энергопотребления. Атомная энергия? Ее развитие заменяет больше уголь, нежели потребление угеводородов, да и строительство новых АЭС наталкивается на «экологическое сопротивление». Страны ОПЕК могут нарастить добычу с 30 до 50 млн баррелей в год в перспективе.

Как явствует из графиков, уголь, нефть и газ в 2030 году, по мнению американских боевых футурологов, обеспечат 5/6 мирового энергопотребления. При этом разработка уже имеющихся месторождений и ввод в строй разведанных на сегодня углеводородных запасов не позволят избежать «энергетического голода». Выручить могут лишь пока неоткрытые месторождения, каковые еще надо освоить. При этом динамика геологических открытий последних двадцати лет не внушает оптимизма: новых «аравий» и «кувейтов» так и не нашли.
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments