hakikov

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ !

 

21 миллиард долларов
Принц аль-Валид бин Талал бин Абдул Азиз аль-Сауд
Prince Al-Walid bin Talal bin Abdul Aziz Al-Saud

Богатство правящей саудовской династии обычно не связывают с деловой хваткой, финансовой удачливостью или тяжелой работой. Исключение составляет только многомиллиардное состояние принца аль-Валида бин Талала бин Абдул Азиза аль-Сауда. Став председателем своей собственной компании в 14 лет, а миллиардером – в 31 год, принц аль-Валид, которому сегодня 51 год, является типичным бизнесменом западного образца, создавшим самого себя и свой капитал, оцениваемый сегодня в 21 миллиард долларов.

В начале XX столетия король Ибн Сауд огнем и мечом сумел объединить в одно государство разрозненные племена Аравийского полуострова. С 1932 года династия Саудитов является правящей королевской династией Саудовской Аравии и хранительницей одной из главных общемусульманских святынь – храма Кааба в Мекке. Клан аль-Саудов насчитывает более тысячи принцев и принцесс. Самый известный из них – принц аль-Валид – выделяется не только размером своего состояния, но и высоким иерархическим положением в клане: он приходится племянником нынешнему королю Саудовской Аравии.

Аль-Валид родился в 1957 году от брака принца крови королевской семьи Саудовской Аравии и дочери первого премьер-министра Ливана. Родители развелись, когда ребенку было три года, и до своего 11-летия мальчик жил с матерью в Бейруте. Получать образование юного отпрыска монаршего семейства отправили в Америку. Здесь принц окончил колледж Менло в Сан-Франциско (имеет степень бакалавра делового администрирования) и магистратуру в области общественных наук Сиракузского университета в Нью-Йорке.

Приверженец и блюститель ваххабизма в Америке пристрастился к утренним пробежкам, полюбил кока-колу, мастерски овладел умением носить деловые костюмы и, говорят, даже был активным участником разгульных студенческих вечеринок.

Свою деловую деятельность принц начал в 1979 году с оказания посреднических услуг иностранным компаниям, которые хотели вести бизнес с Саудовской Аравией. Учитывая близость принца к королевской семье и его неформальное влияние в регионе, начало оказалось успешным. В 1980 году аль-Валид бин Талал учредил компанию «Мамляка» (в английском варианте «Kingdom»). Сам он говорит, что создал бизнес с помощью 30 тысяч долларов, одолженных у отца, и кредита в 400 тысяч долларов, полученного под залог дома, подаренного родителем. Аль-Валид продолжил активно пользоваться своим привилегированным положением, получая выгодные строительные подряды и покупая по заниженным ценам земельные участки для последующей перепродажи. Впрочем, по оценке самого аль-Валида, его подряды и сделки с недвижимостью в округе Эр-Рияда были не больше чем «блик на экране радара». Метафору, которой пользуется принц, иначе чем оговоркой по Фрейду не назовешь: в то время война занимала принца даже больше, чем бизнес.

Война в Афганистане была священной для правоверных мусульман. Династия Саудитов, стоящая во главе ваххабизма, не могла остаться в стороне от событий в Афганистане. И аль-Валид активно помогал афганским моджахедам в борьбе против Советского Союза. В 1981 году принцу даже довелось побывать в тренировочных лагерях в Пешаваре, где моджахеды проходили боевую подготовку. Однако после вывода советских войск с территории Афганистана в 1989 году и начала гражданской войны в этой стране аль-Валид прекратил посылать туда деньги. По его словам, свое последнее пожертвование моджахедам он сделал в апреле 1990 года, передав им 5,4 миллиона долларов.

Хотя многие мои соотечественники и сегодня финансируют афганских моджахедов, сам я больше этим не занимаюсь, – признался принц в интервью одному из американских изданий. Чьи деньги тратил начинающий бизнесмен на поддержку моджахедов, впрочем, до сих пор так и остается загадкой. По официальной информации, обороты его компании были более чем скромны.

Как серьезный бизнесмен аль-Валид стал известен только в 1988 году после приобретения крупного пакета акций «United Saudi Commercial Bank». Но даже это приобретение обеспечивало принцу статус заметного финансового игрока только в пределах королевства. Однако через два года принц сделал шаг, который позволил ему стать заметной фигурой мирового масштаба: он приобрел 20,8 % акций «Citibank».

Осенью 1990 года крупнейший американский банк оказался в весьма трудном положении: потери на кредитовании сделок с недвижимостью составили 1 миллиард долларов, а поиски инвесторов, готовых способствовать рекапитализации, были безуспешными. Акции стремительно обесценивались.

В конце 1990 года аль-Валид приобрел 4,9 % акций этой корпорации за 207 миллионов долларов (по цене 12,46 доллара за штуку). В феврале 1991-го, когда американцы получили разрешение на использование саудовской территории для развертывания своих войск в операции «Буря в пустыне», принцу удалось купить еще один пакет привилегированных акций «Citigroup». К началу 1994 года стоимость акций компании резко взлетела вверх, значительно приумножив капитал аль-Валида и укрепив его репутацию как удачливого бизнесмена.

Казалось бы, все логично и прозрачно. Но исследование, проведенное экспертами журнала «Экономист», вызвало у них некоторые сомнения, во-первых, относительно реальности его успехов в качестве стратегического инвестора, а во-вторых, относительно источников его основных доходов. Согласно анализу «Экономиста», в то время аль-Валид просто не имел финансовых возможностей вложить в акции зарубежной компании 797 миллионов долларов.

После успеха с приобретением акций «Citigroup» империя принца аль-Валида вышла за пределы Саудовской Аравии и продолжала быстрыми темпами разрастаться. Он вкладывал деньги в предприятия, связанные со СМИ, телекоммуникациями, информационными системами, банковской деятельностью и в сеть крупных отелей.

Однако «Citibank» стал чуть ли не единственным успешным вложением капитала саудовского магната. Все остальные его инвестиции вне Саудовской Аравии в течение нескольких лет в начале 1990-х на сумму в 3 миллиарда долларов увеличились не более чем на 800 миллионов! В рейтинге американских инвесторов принц занял бы место где-то в нижней части списка, и уж конечно и речи быть не может о том, чтобы сравнивать аль-Валида с Уорреном Баффетом. Между тем журнал «Time» назвал его «арабским Уорреном Баффетом», а «Forbes» – одним из наиболее проницательных инвесторов в мире. В 1995 году «Business Week» предсказал, что к 2010 году аль-Валид станет самым могущественным и влиятельным бизнесменом на планете.

Наиболее неудачным предприятием принца стала его широко разрекламированная попытка спасти европейский Диснейленд, в результате чего приобретенные им акции обесценились на четверть. В этот же ряд можно поставить и концерн «Sachs», и сеть кафе «Planet Hollywood», и компанию «Proton».

Тем не менее, вопреки всем экономическим законам, империя принца продолжала расти. Начиная с середины 1990-х аль-Валид ежегодно тратил около 4,5 миллиарда долларов. При этом аль-Валид редко продавал свои акции и отрицал возможность пополнения состояния за счет получения наследства или подарков состоятельных родственников. В таком случае, – рассуждали эксперты журнала «Экономист», – возможными источниками пополнения капитала принца могли быть: а) пользование чужими средствами; б) займы; в) доход от инвестиций; г) торговля.

Вложение чужих денег в выгодные проекты является довольно распространенной практикой в Саудовской Аравии, особенно среди членов королевской семьи, которые не желают лишний раз светиться в деловом мире. Между тем аль-Валид напрочь отметает предположение, что он инвестирует не свои деньги. Что же касается займов, то и здесь принц предпочитает обходиться собственными средствами. По словам принца, не увлекает его и торговля.

Остаются только доходы от вложенных капиталов. Но и здесь дебит не сходится с кредитом. К концу 1999 года состояние аль-Валида оценивалось в 14,3 миллиарда долларов. Его инвестиции за рубежом составляли 11 миллиардов, а в Саудовской Аравии – около 700 миллионов. Кроме того, 1,1 миллиарда долларов он держал в твердой валюте. По расчетам экспертов выходило, что 12,8 миллиарда приносят принцу 223 миллиона долларов ежегодной прибыли.

Однако аль-Валид декларировал, что его ежегодная прибыль на тот момент составляла 500 миллионов в год. Эксперты недоумевали: Неужели же большую часть прибыли – 277 миллионов – приносят оставшиеся в распоряжении принца 1,5 миллиарда долларов?! При этом нужно иметь в виду, что личное имущество аль-Валида в виде дворца, самолетов, яхт и т. д., стоимость которого на тот момент составляла 550 миллионов долларов, вообще не приносило никакой прибыли.

Что и говорить, саудовский принц задал международным экспертам в области экономики загадку в духе восточных сказок. Возможно, именно поэтому большинство деловых изданий предпочитают заниматься не анализом инвестиционной стратегии аль-Валида, а обсуждением экзотических особенностей его жизни и быта. Благодаря глянцевым журналам широко известно, что принц не пьет и не курит, потребляет не более 130 калорий в день и по-прежнему, как в студенческие годы, совершает ежедневные пробежки. Корреспондентов глянцевых изданий не смущает то обстоятельство, что, по их же информации, принц трудится в оборудованном спутниковой связью и полдюжиной телефонов импровизированном кабинете под сенью бедуинского шатра в саудовской пустыне. Воображение отказывается представить принца аль-Валида, бегающего трусцой по ночной пустыне. Впрочем, вполне возможно, что специально для него в пустыне построено что-то вроде бегового трека, петляющего по оазису… В чем не приходится сомневаться, так это в его умении жить на широкую ногу. В 2008 году принц аль-Валид стал первым частным лицом, купившим себе «Аэробус A380». Лайнер получил название «Летающий дворец». На тюнинг самолета было потрачено 350 миллионов евро и около двух лет работы. В самолете имеются мраморная столовая на 14 человек, бар, украшенный полотнами в цветах арабской пустыни, ванная с джакузи, сауна. На борту самолета разместился также и спортзал, в котором (по подтвержденной информации) точно есть несколько беговых дорожек, которыми пользуются принц и его гости.

Нынешний ипотечный кризис в США едва не разорил «Citibank», крупнейшим акционером которого является аль-Валид. Саудовская Аравия также не является той страной, куда хотят вкладывать деньги западные инвесторы, которых пугают жесткие регулирующие правила и низкая прозрачность страны. Индексы саудовских акций в последние два года падают. Все эти обстоятельства давно и, видимо, надолго выбили принца из числа лидеров списка «Forbes».

Но он по-прежнему удивляет мир размерами своих трат, а глянцевые журналы по-прежнему не скупятся на похвалы принцу аль-Валиду. Теперь его характеризуют как долгосрочного инвестора с глобальным мышлением, благодаря своему чутью удачно вкладывающего деньги в недооцененные другими перспективные компании.

Несмотря на то что в ближайшие годы принцу не светит занять место Уоррена Баффета или Билла Гейтса, как пиар-проект саудовской королевской семьи он отработал на все сто процентов. По крайней мере, у подданных монарха и друзей семейства слава принца должна вызывать удовлетворение. Расточительность и алчность Саудитов долгое время вызывала растерянность у западных бизнесменов, пытавшихся иметь с ними дело. Теперь у них есть предмет гордости – порядочный и щедрый отпрыск, который демонстрирует удивительную способность зарабатывать капитал «благодаря своему уму и тяжелой работе»

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened